Супруг лишает общения

Семейное законодательство преследует цель: родителям обеспечить возможность реализации своих родительских прав, а детям – возможность полноценного общения с отцом и матерью. Особенно после развода, который сам по себе является тяжело травмой, и для родителей, и для детей.

На деле часто происходит наоборот: вместо сохранения нормальных отношений бывшие супруги используют детей в качестве мишеней или оружия в борьбе друг с другом. Часто мать препятствует общению с ребенком после развода, а отец демонстративно отказывается от воспитания и содержания детей. И все от этого только страдают.

Поскольку в большинстве случаев после развода ребенок остается с матерью, именно матери становятся противниками полноценного общения отца и ребенка. Мать начинает злоупотреблять своими правами и ущемлять права отца по самым различным причинам (в том числе, из обиды и желания отомстить бывшему мужу). Она сама определяет порядок встреч отца с ребенком, ограничивает время их общения, а иногда и вовсе не позволяет видеть друг друга.

Матери спрашивают, можно ли запретить отцу видеться с ребенком по закону?

Да, в некоторых случаях общение отца с ребенком может быть ограничено судом — если это общение приносит вред физическому или психологическому развитию ребенка. Например, если отец ведет аморальный образ жизни, употребляет алкоголь или наркотики, оскорбляет бывшую жену, настраивает ребенка против матери и тому подобное.

Как родителям достичь соглашения о порядке общения с ребенком?

Письменное соглашение родителей

Если один из родителей злоупотребляет своими правами или ущемляет права другого родителя, разумно будет сформулировать эти права в письменном виде.

Например, если между родителями возникают споры о том, как часто должны происходить встречи с ребенком, как долго должны продолжаться и в какой форме происходить, необходимо предусмотреть это в соглашении.

Заверять соглашение у нотариуса не нужно. Но если родители хотят быть уверены, что документ не противоречит интересам ребенка, его можно согласовать с органом опеки и попечительства.

Бывает, что после развода отношения между бывшими супругами настолько разрушены, что мирно договориться об общении с ребенком не получается. А бывает, что заключенное ранее письменное соглашение попросту игнорируется одним из родителей. В таком случае спор решается в судебном порядке при обязательном участии органа опеки и попечительства.

Вопрос. Мой сын развелся с женой. Общий ребенок проживает с матерью. Бывшая жена строго лимитирует совместное времяпровождение отца и ребенка и лично присутствует во время их общения. А судя по тому, как неуверенно и боязливо ведет себя ребенок во время этих редких, коротких и очень неудобных встреч, мать настраивает ребенка против отца. Как добиться нормальных встреч с ребенком после развода?

  • об определении порядка общения матери или отца с несовершеннолетним ребенком;
  • об ограничении общения отца или матери с ребенком после развода (если имеют место обстоятельства, указанные в ст. 66 СК РФ);
  • о порядке общения с ребенком других родственников (указанных в ст. 67 СК РФ).
  • Рассмотрение дела и решение суда

    Рассмотрев заявление истца, суд изучает материалы дела. При этом во внимание принимаются следующие обстоятельства:

  • Возраст ребенка, уровень его физического и психологического развития;
  • Для вынесение справедливого решения суд опирается на следующие доказательства:

  • характеристики родителей;
  • свидетельские показания, записи разговоров, письма.
  • Если же суд выяснит, что при удовлетворении иска будут нарушены интересы ребенка, что встречи с родителями негативно повлияют на физическое и психологическое развитие ребенка (например, отразятся на его самочувствии, поведении, на успехах в школе), требования истца будут отклонены. Также суд может ограничить свидания отца с ребенком (например, только в присутствии матери).

    Внимание!

  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов. Базовая информация не гарантирует решение именно Ваших проблем.
  • Источник: http://law-divorce.ru/obshhenie-roditelej-s-rebenkom-posle-razvoda

    Общение родителей с ребенком после развода

    Содержание

    В этой статье мы постараемся разобраться в перипетиях общения родителей с детьми после развода. И определить порядок преодоления спорных вопросов.

    Ограничение общения отца с ребенком после развода

    Иногда отца такое положение вещей ничуть не смущает. Но как правило, отец отстаивает свои законные права на общение с ребенком после развода.

    Если же поведение отца не вызывает никаких нареканий, ограничивать его участие в жизни ребенка нет оснований. Родителям следует достичь соглашения о порядке общения с ребенком. В какой форме – рассмотрим далее.

    Определить частоту и длительность встреч отца с ребенком (а также другие особенности их общения – в зависимости от обстоятельств) родители могут несколькими способами. Закон предусматривает возможность составить письменное соглашение или обратиться в суд. На практике также возможна устная договоренность между родителями.

    Устное соглашение родителей

    Хорошо, если у бывших супругов после развода сохранились человеческие взаимоотношения. Если родители осознают важность общения ребенка как с матерью, так и с отцом, и в равной мере несут ответственность за его воспитание, они могут договориться устно. Никаких документов составлять не требуется.

    Например, по устному соглашению отец забирает ребенка к себе каждые выходные, а мать не контролирует процесс общения, поскольку признает право бывшего мужа на воспитание общего ребенка.

    Разумеется, не каждые родители могут похвастаться таким сознательным отношением к своим родительским обязанностям и таким уважительным отношением друг ко другу.

    Вопрос. Мы с женой развелись, у нас есть общий ребенок 10 лет. Жена с ребенком живут в другом городе, достаточно далеко – за 200 км. Чтобы увидеться с сыном, я приезжаю к нему не реже одного-двух раз в месяц. Но бывшая жена остерегается отпускать ребенка со мной, поэтому в моем распоряжении всего один день. Имеет ли жена право диктовать условия встреч с ребенком? Можно ли заключить с женой письменный договор?

    Определение встреч с ребенком через суд

    В зависимости от обстоятельств, могут быть поданы следующие исковые заявления:

    Споры между родителями о детях решаются исключительно районным судом, туда и нужно подавать исковое заявление об определении порядка общения с ребенком .

    График общения с ребенком

    В качестве одного из приложений к исковому заявлению может выступать график общения с ребенком. Данный документ содержит приблизительное или точное расписание встреч родителей с ребенком, их время и длительность, место и способ проведения, а также другие формы общения (телефонные звонки, переписка).

    В графике желательно предусмотреть возможность спонтанных, незапланированных заранее встреч. Ведь даже самой организованной маме внезапно может понадобиться помощь с ребенком, или у самого занятого отца может появиться свободное время для встречи с ребенком.

    Составить график общения с ребенком придется самостоятельно, в зависимости от обстоятельств и особенностей семейных отношений. Если возникают серьезные затруднения, стоит обратиться за помощью к юристу.

    Вопрос. Муж развелся со мной по причине связи с другой женщиной. После развода вступил с ней в брак. В нашем браке был рожден ребенок, сейчас ему 3 года. Бывший муж проявляет инициативу встреч с ним, но хочет видеться с ребенком в любое удобное для него время, а также по собственному желанию забирать его к себе. Мое участие в этих встречах категорически не приемлет. Говорит, что добьется этого через суд. Суд может пойти навстречу мужу?

  • Моральные качества родителя, порядок встреч с которым определяется судом;
  • Предлагаемый истцом график общения с ребенком – время и регулярность встреч, условия и способ проведения встреч.
  • рекомендации органа опеки о попечительства;
  • Если оснований для отказа в удовлетворении иска нет, суд своим решением утверждает порядок общения отца с ребенком в том виде, о котором просит истец (с учетом изменений и дополнений, внесенных в исковые требования в процессе судебного рассмотрения).

    Ответственность за нарушение порядка общения с ребенком, установленного судом

    Если решение суда об определение встреч с ребенком вступило в законную силу, но один из родителей по-прежнему поступает по-своему, препятствуя нормальным отношениям ребенка с другим родителем, его можно привлечь к ответственности. За подобное нарушение предусмотрен штраф.

    За систематичное нарушение порядка встреч, определенного через суд, один из родителей вправе потребовать изменение места жительства ребенка (например, если мать категорически отказывает отцу в возможности видеть и воспитывать общего ребенка, отец может добиться, чтобы ребенок проживал с ним).

    ЗАДАТЬ ВОПРОС ЮРИСТУ БЕСПЛАТНО

  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • ????? ???????: ?????? ??????????? ???????

    ??????????? ? ????????????? ??????????? ?????? ??????, ??? ?????, ???? ??? ???? ??????????. ?? ???? ????????? ?????????? ? ???, ??? ??????? ??? ??????? ????? ???????? ?????? ?? ????. ??????? ?????? ?????? ? ?????? ??????, ???????? ???-??????? ?????. ????? ????????? ?????? ? ????????? ?????, ????????? ????? ??????? ???????????. ??????? ??????????? ?????? ????? ???????. ???????????, ??? ?? ?? ????? ?? ? ???????, ????? ??????????-????????, ?? ? ?????? ??????? ????.

    «????? ????? ?????????? ?? ????? ???????, — ???????????? ????? ?????? ??????????. — ?? ?? ???????, ? ??? ????? ???? ??? ?????. ?? ?? ????????, ?? ???????, ?? ????. ????? ?????? ???? ?????? ??????? ? ?????????. ?? ????? ???? ?? ??????, ?????????????? ??? ????? ??????????? ????, ?? ??? ?????? ??? ??????????». ???????? ????????? ???????? ????? ????????????????: ????? ???????????? ???????? ???? ????? ? ???, ???? ?????? ??, ?? ???? ????????? ????? ????? ????????? ??? ????? ? ?????????? ?? ??????????? ??????. «????? ?? ????? ?????, ? ???? ??? ?????? ?????? ??????? ?????? ? ??????. ?? ????? ????????? ???????? ?? ?????? ??????!» — ?????? ???????? ?? ????????? ?????????.

    ????? 2012-?? ???????? ???????? ???????? ?????? ?????????? ?????, ????? ? ????????? ?? ? ????????? ?????????? ??????? ?? ???? ???????? ?? ???????????? ????, ??????? ?????????? ??????, ??? ?? ?????? ???????. ? ????? ??????, ???????? ? ??????? ?????? ? ???????? ?? ?????? ?????????? ??????? ? ????????? ??????? ??????????, ???????? ???????? ??? ??????? ??????.

    ?? ?? ?????? ??????? ?????? ??????? ????? ???????? ???????, ? ????? ???????? ???????? ?? ??????? ?????-??????????? — 14-?????? ???????. ????????, ???????? ? ?????????? ? ??????????? ?????? ?????? ?? ????????? ????? ??????? ????????? ?????????? ????????. ??? ????? ????????, ??????? ?????? ?? ???? ? ?????? ?????? ? ?????? ??????? ??????, ?????? ?????????. ? ??????????? ??? ????????? ????????? ??????? StarHit .

    «????? ?????? ? ???? ??????. ?????? ??????? ?? ???? ?????. ?? ?????? ?? ???????, — ??????? ?????????. — ?????? ?????? ?? ???, ? ?? ? ??????? — ????? ??????????, ?? ? ??????? ???? — ??????? ?????????? ??????, ??????????, ??? ??????? ?????? ?? ?????».

    ?? ???? ?????? ?????????, ?????? ????????? ??????? ? ??????? ????????? ??????. ??????? ??????? ??? ?????????????? ?????? ?????? ???????. «?? ??? ?? ?? ????? ?????????? ??????? ?? ?????, ??-?????! — ??????????? ????????. — ?? ?????? ????? ????? ?? ??????????. ? ??????????? ????? ???????. ? ???? ??????????. ????? ???????? ?????».

    Источник: http://www.missus.ru/articles/family/f_stories/12-01-2013/shukshina/7881

    Экслюзивные материалы по теме

    Содержание

    Введение                                                                                                                                         3

    Глава 1. Теоретический анализ подходов изучения семейных отношений                            5

    1.1. Направления изучения семейных отношений                                                          5

    1.2. Эволюция семейных отношений на рубеже ХХ-ХХI                                             7

    1.3 Психологические факторы семейного благополучия, стадии и кризисные периоды брака                                                                                                                  17

    1.4. Особенности психологических отношений между супругами и их исследование.                                                                                                                   32

    Выводы 1 глава                                                                                                                          38

    Глава 2. Эмпирическое исследование психологических отношений между супругами с разным уровнем удовлетворенности браком.                                                               39

    2.1. Цель, гипотеза и задачи исследования                                                                    39

    2.2. Методика исследования                                                                                           39

    2.3. Результаты исследования                                                                                         41

    Выводы 2 глава                                                                                                                          49

    Заключение                                                                                                                                  50

    Список литературы                                                                                                                   54

    Приложение

    Введение

    Актуальность данной темы определяется переходом страны в условия качественно новых экономических отношений, которые существенно повлияли на структуру многих семей, как малых групп, породив непривычные для них внутригрупповые изменения. В свою очередь, эти внутригрупповые изменения могут приводить к повышению уровня внутренней конфликтности семьи, а также к снижению уровня рождаемости и росту разводов. В связи с этим актуально исследование особенности общения между супругами, как фактор удовлетворенности браком. Выявление особенности общения между супругами необходимо для психологического консультирования семей.

    Существует большое количество разноплановых теоретических и эмпирических исследований в сфере семейных отношений. В частности, изучались: социально-перцептивные процессы в супружеских парах (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Н.Ф. Федотова и др.); распределение супружеских ролей в городских семьях (М.Ю. Арутюнян, Т.А. Гурко, А.Р. Харчев, Ю.А. Якубов, З.И. Янкова и др.). Предпринимаются попытки осмысления основных тенденций развития отношений внутри семьи и организация психологической помощи (А.А. Бодалев, Н.Н. Обозов, В.В. Столин, А.Ф. Северина и др.). Изучаются вопросы влияния родительской семьи на супругов (И.Б. Шкопоров, А.Ю. Тавит, А.Г. Волков. Э.А. Тийт, А. Кеэрберг) и вопросы психологической совместимости в браке (Т.В.Андреева, Н.Н. Обозов, А.Н. Волкова, А.А. Агустинавичюте, Т. В. Галкина, Д.В. Ольшанский. Р.Л. Кричевский, В.А. Терехин и др.).

    Объект исследования: супружеские пары с разным уровнем удовлетворенности браком.

    Предмет исследования. общение супругов и удовлетворенность отношениями.

    Цель исследования: выявить взаимосвязь между особенностями конфликтного и ролевого общения в семье и удовлетворенностью браком.

    Задачи исследования :

    1. Провести теоретический анализ литературы по проблеме исследования.

    2. Исследовать конфликтное поведение супругов, супружескую совместимость, распределение ролей в семье и удовлетворенность браком.

    Методы исследования :

    1. Организационный метод — сравнительный

    2. Эмпирические методы:

    а) наблюдение;

    б) естественный эксперимент;

    Методики:

    1. Методика исследования предрасположенности супругов к конфликтности американского социального психолога К. Н. Томаса (1973), адаптированная Н. В. Гришиной.

    2. Тест – опросник  удовлетворенности браком ( В. В. Столин, Г. П. Бутенко, Т. Л. Романова, факультет психологии МГУ).

    3. Тест на личностную совместимость (психологический уровень супружеской совместимости) ( Ю. Е.Алешина).

    4. Методика «Распределение ролей в семье» (Ю.Е.Алешина, Л.Я.Гозман, Е.М.Дубовская).

    в) психодиагностические методы: тесты.

    3. Методы обработки данных:

    а) количественный;

    б) качественный.

    1) интерпретационные методы:

    а) структурный – предполагает графическое отображение полученных данных.

    Для обработки результатов использовался пакет статистических программ «SPSS».

    Методологическая основа:

    Деятельностный подход А.Н. Леонтьева.

    Онтологический подход С.Л. Рубинштейна.

    Исследование проводилось в … с … по … 2007 года. Было исследовано 30 супружеских пар. Возрастной диапазон — 20-29 лет. Экспериментальная группа состояла из 60 человек.

    Глава 1. Теоретический анализ подходов изучения семейных отношений

    1.1 Направления изучения семейных отношений

    Семья как элементарная единица общественной структуры стала центром внимания исследователей различных дисциплин достаточно давно. Еще в конце XIX века в работах Г. Кунов и Л. Моргана (1877), К. Штарке (1888), Э, Вестермарка (1891) были опубликованы первые научные труды, посвященные историческому анализу возникновения института семьи и структуры власти в ней. Однако до настоящего времени в науке не сложилось однозначного определения семьи, и, соответственно, единого представления об ее функциях и ценностях. Некоторые из существующих определений настолько распространены, что не всегда удается достоверно определить их авторство. Не ставя перед собой задачи предложить новую дефиницию, попытаемся провести теоретический анализ существующих принципов определения семьи, которые могут быть важными для исследования института современной семьи.

    В целом, в литературе выделяется два основных направления в разработке проблемы определения понятия «семья»: фактологический и логический. [26].Фактологический подход фиксирует эмпирически наблюдаемую картину распределения населения по группам, в основе которого лежат супружество и родственные связи. В рамках этого подхода Н.Я. Соловьев определяет семью, как «. малую социальную группу, являющуюся важнейшей формой организации личного быта, которая основана на супружеском союзе и родственных связях, т.е. отношениях между мужем и женой, родителями и ребенком, братьями и сестрами, а также другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство» [22]. В данном определении подчеркиваются две основные характеристики, имеющие ключевое значение для понимания особенностей функционирования семьи как социального института. Во-первых, это рассмотрение семьи как малой социальной группы, позволяющее оценить эффективность ее функционирования через характер разрешения проблем внутригрупповой коммуникации что является определяющим не только для теоретического анализа семейной структуры, но и для практического разрешения возникающих в ней проблем. Именно такой подход к пониманию семьи и определяет, по мнению О.А. Карабановой [14], психологический аспект изучения семьи как социальной системы. Вторым ключевым моментом определения Н.Я. Соловьева является подчеркивание аффективной интенсивности отношений между членами семьи, которая во многом определяет эмоциональный тон мироощущения каждого конкретного члена семьи, отдельного человека, личности.

    Логический подход ориентирован на выявление специфики социального феномена семьи, обладающего совокупностью устойчивых, повторяющихся признаков. С этой точки зрения, семья рассматривается как социальный институт и форма инстигуциализации ответственности, долга и других социальных норм, групповым ядром которой является брачный союз, включающий в себя отношения «мать — ребенок» и «отец — ребенок», а отсюда и отношения «мать — отец». Иначе говоря, семья есть результат того, что в любви участвуют двое и возникает третья, новая жизнь [19].

    Обобщая выделенные подходы, можно отметить, что в обоих случаях в качестве единого основания рассмотрения семьи как института и как малой социальной группы выступает понятие «брак». Брак, в определении отечественных исследователей, есть «санкционированная и регулируемая обществом форма отношений между мужчиной и женщиной, устанавливающая их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям, включающая в себя вертикальные («муж — жена») и горизонтальные («родители — дети») связи» [17]. Принимая во внимание данный подход, мы, тем не менее, не можем согласиться с тем, что брак как форма существования семейной структуры является единственной точкой анализа семьи как социального института, поскольку далеко не сегодня стали возникать семьи, фактически существующие вне брачных отношений. Так, СИ. Голод, описывая особенности развития и изменения семьи в конце XIX — начале XX века, отмечает, что в этот период в развитии института семьи происходили следующие изменения: увеличение числа мужчин и женщин, никогда не вступавших в брак; снижение рождаемости и рост числа разводов, широкое распространение сексуальных контактов вне семьи; отмирание контроля над семьей и семейной жизнью со стороны религии; эмансипация женщин вследствие их вовлечения в профессиональную деятельность [7,8].

    Сегодня многие исследователи также отмечают значительный рост числа семей, существующих вне брака, определяя этот факт как тенденцию разделения институтов брака и семьи. В частности, в исследовании Центра Общечеловеческих Ценностей, проведенном в 1995 г. было обнаружено, что около 13% респонденток оценивают свое семейное положение как «фактически я замужем, но не могу (или не хочу) оформить наши отношения» [9]. Можно предположить, что сегодня эта цифра будет еще более высокой. Более того, статистика показывает, что большинство беременностей у ранее не рожавших женщин наступает вне брака — на их долю приходится 61,7% всех зачатий. В связи с этим для понимания современной семьи и тенденций ее развития необходимо разделить понятия института брака и фактического супружества. Под супружеством в современной психологии и социологии понимается личностное взаимодействие мужчины и женщины, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое имманентными ему ценностями [8]. В отличие от брака супружество характеризуется неинституциональным характером связи, а также равноправием и симметричностью нравственных обязательств и привилегий супругов.

    Таким образом, между понятиями «семья», «брак» и «супружество» существует тесная взаимосвязь. Однако в их содержании есть и немало особенного, специфичного. Так, как было показано, выше фактическое супружество может иметь место и без брака, т.е. без институциализацни отношений между партнерами, а семья в целом представляет более сложную форму взаимоотношений, нежели брак и супружество. Она, как правило, включает в себя не только супругов и их детей, но также и других родственников или просто близких членам семьи и принимаемых ими людей. При анализе семьи как малой группы и социального института обычно выделяется три основные характеристики: ее функции, структура и динамика. Именно они являются определяющими для функционирования данного социального института в различные периоды социально-экономического развития общества.

    1.2. Эволюция семейных отношений на рубеже ХХ-ХХ I

    В работах Ф. Ариеса [3] и И.С. Кона [17] дан глубокий и исчерпывающий анализ исторического развития семьи как социокультурного феномена. Весьма примечательно, что ее становление рассматривается в указанных работах, в первую очередь в связи с развитием функции воспитания детей. Согласно традиционной точке зрения трансформация структуры и типа семьи происходит при переходе от феодального к буржуазному обществу и связана с индустриальной революцией, процессами миграции населения из сельской местности в города и возникновением индивидуального родительства как важнейшего канала социализации подрастающего поколения. Следствие этих процессов — переход от расширенных «многоядерных» патриархальных семейных групп к малым нуклеарным семьям. В ходе дальнейшей индустриализации и урбанизации происходит увеличение периода социализации нового поколения и утверждение за семьей статуса института первичной социализации. «Современная» семья, зародившаяся на рубеже XIX—XX вв. обладает рядом специфических особенностей, отражающих общие закономерности и достижения прогрессивного развития общества.

    Можно выделить три исторических типа семьи [11]: патриархальный (традиционный), детоцентристский (современный), супружеский (постсовременный).

    Патриархальный тип семьи базируется на двух основных принципах: жесткой половозрастной субординации и отсутствии личностной избира­тельности на всех стадиях жизненного цикла семьи. Патриархальная семья основана на отношениях доминирования — подчинения: авторитарной власти мужа, зависимости жены от мужа и детей от родителей, — абсолютной родительской власти и авторитарной системе воспитания. Отражение патриархального способа организации семейных отношений мы видим, например, в патрилинейной традиции наделять жену при заключении брака фамилией мужа; общепринятости института «сватовства» как способа выбора брачного партнера; «двойной морали» для мужа и жены при определении допустимости добрачных и внебрачных сексуальных отношений. Что касается детско-родительских отношений, то, по словам Н.И. Костомарова, в них царил дух рабства, прикрытый ложной святостью патриархальных отношений.

    Детоцентристский тми семьи основан на приоритетности ее воспитательной функции, относительном равноправии супругов, высокой близости отношений как супругов, так и родителей и детей. Личностная интимность, взаимопонимание и доверие становятся ядром отношений мужа и жены. Воспитание детей — главный смысл жизни семьи. Детоцентристская семья — малодетная. Время рождения и количество детей планируется супругами, репродуктивный период ограничивается малым сроком (5—10 лет), ребенок становится в семье желанным и ожидаемым. Родительская любовь и привязанность составляют непременную характеристику детско-родительских отношений. «Ребенку — лучшее» — девиз детоцентристской семьи. Оборотная сторона такой родительской любви — потворствование детским прихотям, «заласкивание» ребенка и чрезмерное следование родительскому долгу, ограничивающее свободное личностное развитие как самого родителя, так и ребенка.

    Супружеский тип семьи — новый тип, складывающийся на протяжении последних десятилетий. Это прогрессивный тип семьи, где на первый план выступает забота о развитии каждого из супругов (и детей!) как автономной личности в системе эмоционально насыщенных, интимных, симметричных, содержательно-духовных отношений в семье, где цель воспитания детей уже не доминирует, уступая место ценностям личностного роста и самореализации всех членов семьи. По мнению СИ. Голода [11], супружеская семья характеризуется двумя отличительными признаками:

    1. неинституциональностью. характера связи супругов и симметричностью их прав и обязанностей;

    2. включением в ценности семьи автономии личности, свободы выбора и уважения права партнера на этот выбор.

    Специфика современной семьи определяется, по меньшей мере, четырьмя особенностями:

    1. Особая роль родительства. В древней истории самоценность детей и детства была крайне низкой. Кон [17] приводит в качестве иллюстрации, подтверждающей это положение, периодизацию развития детско-родительских отношений в истории общества, предложенную А. Ллойд-Демозом. С точки зрения автора «психогенной теории истории», можно выделить шесть стадий развития детско-родительских отношений, каждая из которых определяет специфику родительства как института первичной социализации человека: инфантицид, «бросающий» стиль воспитания, амбивалентный, «навязчивый», социализирующийся и «помогающий» стили воспитания. Примеры инфантицида, фактически массового детоубийства, мы находим даже в библейских сюжетах — избиение младенцев. В античной Спарте практиковалось «отбраковывание» физически неполноценных детей, которые не могли стать хорошими воинами. В Средние века детей воспитывали вне семьи — отсюда само название родительского стиля воспитания — бросающий. Низшие социальные слои отдавали детей «в люди» — на обучение ре­меслам в мастерских за «хлеб насущный»; власть и богатство имущие пере­давали своих новорожденных кормилицам, отправляли их в монастыри для получения образования, посылали на воспитание к дальним родственникам и друзьям и т.п. Эмоциональная близость и любовь родителей к детям вовсе не считались добродетелью или ценностью. «Домострой», как основное руководство по воспитанию детей того времени, не возлагал на родителей обязанности любить детей, хотя дети и должны были проявлять беспрекословное послушание, уважение и любовь к родителям. Амбивалентный стиль отражал изменение взглядов на воспитание — хотя за ребенком и признавалось наличие души, но сам он метафорически рассматривался «чистой доской», а значит, легкой добычей дьявола. Основным педагогическим методом становилась «лепка» души ребенка по образцу, принимаемому родителями. Навязчивый стиль воспитания, присущий XVIII веку, характеризовался навязчивым стремлением к тотальному контролю в воспитании, когда уже не только поведение, но и сознание ребенка, его внутренний мир становились предметом вмешательства и диктата со стороны родителей. Целью традиционной авторитарной семьи было сохранение во что бы то ни стало образа жизни старшего поколения, стремление «вписать» детей в жесткие рамки существующих ролей, норм и ценностей [15]. Социализирующий стиль воспитания представляет новую систему воспитания детей, когда главной задачей родителей становится подготовка ребенка к самостоятельной жизни, формирование и закрепление качеств и способностей, необходимых для перехода на новую статусную позицию — взрослого человека. Безусловность родительского авторитета не лишает ребенка возможности выбора и творческого созидания своей судьбы, а выступает условием передачи и сохранения культуры, опыта и традиций предшествующих поколений. Важную роль в этом процессе социализации ребенка наряду с семьей начи­нают играть детские сообщества, подростковые и юношеские объединения и субкультуры. Помогающий стиль знаменует переход родителей на принципиально новую, гуманистическую позицию в вопросах воспитания. Отношение родителей к ребенку преобразуется в отношение к равноправной личности, заслуживающей уважение и право на свободный выбор собственного жизненного пути. Коренная перестройка социального предназначения воспитания и смысла родительства является завоеванием второй половины XX в. когда особое значение в детско-родительских отношениях приобретают эмоциональная и духовная близость, эмпатия, а родительская любовь становится приоритетной ценностью семейной жизни. Воспитание преобразуется в диалогический процесс, в котором оба субъекта общения равноправны и не только родители «учат детей», но и родители «учатся» вместе с детьми и у детей [26].

    В современном обществе в условиях, когда период детства удлиняется, именно на родителей возлагается ответственность за воспитание и обучение детей. Правовую, материальную и морально-нравственную ответственность за детей родители несут вплоть до приобретения детьми статуса взрослого члена общества — до окончания школы, а в определенных аспектах — и до завершения высшего образования.

    2.Основой супружеского союза являются любовь, эмоциональное принятие и поддержка. Еще в XIX в. любовь считали желательным, но отнюдь не непременным условием заключения семейного союза и жили по принципу «стерпится — слюбится», соглашаясь с тем, что «браки заключаются на небесах». Сегодня супруги рассматривают семью без любви как величайшее несчастье, личностную нереализованность и, не желая мириться с этим, готовы — еще одна крайность — разорвать семейные узы даже при относительно благополучном функционировании семьи и наличии детей. Интересно, что в значительном числе случаев инициаторами расторжения брака теперь становятся женщины, хотя именно для женщин вероятность заключения повторного брака относительно мала.

    3.Семейная система является достаточно открытой — в современном обществе легко вступить в брак, но так же легко и развестись. Правовые, этические, религиозные, социально-психологические барьеры для расторжения брака сведены сегодня к минимуму. Супруги вправе свободно определять дальнейшую судьбу своей семьи, исходя из приоритетной для них системы ценностей. Возрастают свобода и ответственность личности за принятие решения о создании и сохранении семьи, судьба семьи в полной мере начинает определяться личностным выбором каждого из супругов.

    4.Современная семья изменилась и по составу — произошел переход от расширенной семьи к нуклеарной. Нуклеарная семья — родители и дети — становится наиболее типичным вариантом семейной системы. Вместе с тем в ряде регионов России по-прежнему сохраняется преобладание расширенной семьи. Расширенная (многопоколенная) семья включает не только супругов и их детей, но и прародителей, а также других родственников. Конкретные границы расширенной семьи определяются в основном этническими и культуральными особенностями. На фоне доминирования нуклеарного типа семьи у нас нередко встречаются «территориально расширенные» семьи. Как правило, у молодых супругов еще нет своей жилплощади, они еще не приобрели финансовой самостоятельности, проживают в одной квартире с родителями и в значительной мере полагаются на их помощь.

    Можно выделить ряд тенденций в развитии семьи, отчетливо проявившихся в последние десятилетия:

    —  переход от многоядерных расширенных семей традиционного (патриархального) типа к нуклеарным семьям;

    — снижение рождаемости — характерная особенность российского общества конца XX в. Если в 1985 г. на 1000 человек населения в России приходилось 16,6 рождения, то в 1995 г. — лишь 9,3. Отметим, что на протяжении последнего десятилетия уровень рождаемости практически остается неизменным [9]. Переход от многодетной к малодетной семье в современном обществе обусловлен включением женщин в его производственную сферу; особенностями профессиональной деятельности супругов, в частности ее высокотехнологичностью; ценностными ориентациями и социально-экономическими условиями жизни современной семьи. Причинами снижения рождаемости в России являются экономическая нестабильность общества; низкий уровень социальных гарантий для молодых семей; слабая социальная защищенность детей и подростков; реальное возрастание как «цены образования» так и удельного веса платного сектора образовательных услуг; неудовлетворительный уровень здравоохранения, в первую очередь охраны здоровья матери и ребенка; низкий престиж материнства. Таким образом, в семье на одного ребенка зачастую приходится четверо прародителей — бабушек и дедушек. Это обстоятельство сдвигает «центр тяжести» забот семьи — родителям приходится заботиться о собственных пожилых родителях. Особенностью положения семьи в нашей стране является также взаимность помощи и забот в семье: бабушки и дедушки—пенсионеры помогают работающим детям в воспитании внуков, ведении хозяйства и т.д.;

    — диспропорция в продолжительности жизни мужчин и женщин. В пожилом возрасте и старости наблюдается значительное преобладание женского населения, много вдов, обремененных особой психологической проблемой — как пережить утрату супруга и самоопределиться в новых условиях. В нашем обществе такое самоопределение нередко лежит в плоскости утверждения бабушки в новой роли — «незаменимого члена семьи» своих детей, неформального главы семьи, основного воспитателя внуков, организатора быта, «домоправительницы», хозяйки дома и т.д. Подобная экспансия прародителя в отношении семейных ролей, традиционно исполняемых самими супругами, приводит к размыванию границ семейной системы (или подсистем семьи) и нарушению ролевого функционирования семьи;

    — увеличение числа разводов. Полная психологическая реабилитация личности и преодоление негативных эмоциональных последствий развода констатируется лишь спустя 1—3 года;

    — возрастание числа детей, воспитывающихся без семьи или в условиях депривации общения с родителями и близкими взрослыми (сироты, воспитанники интернатов, круглосуточных детских садов, беспризорники и т.д.). Эта тенденция характерна для российского общества, а также для стран с низким жизненным уровнем, переживающих значительные социальные потрясения, войны, перевороты, революции;

    — демократизация и эгалитаризация отношений в семье, прежде всего в супружеских отношениях, переход от жесткой фиксации ролей к взаимозаменяемости супругов, партнерству, помощи и взаимной поддержке;

    — возрастание числа несовершеннолетних родителей — подростковое родительство. В ряде стран, например в США, государством и общественными организациями оказывается значительная социальная и психологическая поддержка беременным школьницам и матерям-подросткам. В России предпринимаются только первые шаги по созданию социальной и психологической службы помощи несовершеннолетним родителям. В силу этого у нас много «отказных детей», т.е. детей, от ответственности за воспитание которых матери отказываются еще в родильных домах;

    — рост числа преступлений на семейно-бытовой почве. Акты насилия и агрессии в семье перестают быть экстраординарными явлениями, часто превращаясь в ужасающую реальность повседневного существования семьи. Проблема насилия в семье, особенно насилия родителей в отношении ребенка, привела к появлению в англоязычной литературе термина child abused — ребенок, подвергшийся жестокому обращению. Вопрос о том, что именно включать в содержание понятия «жестокое обращение», остается открытым. В зависимости от степени благополучия общества психологи предлагают причислять к жестокому обращению широкий спектр проявлений родительского поведения: от прямой физической агрессии, сексуального насилия, неудовлетворения основных жизненных (витальных) потребностей ребенка до холодного к нему отношения, недостатка эмоциональной близости и привязанности. В последнем случае возникает дискуссионный вопрос о том, является ли отсутствие любви родителя к ребенку актом насилия? Известно, что родитель, не испытывающий любви к ребенку, зачастую сам глубоко страдает от чувства вины, сознания своей «ущербности и неполноценности» и сам, в полной мере являясь жертвой собственной «нелюбви» к ребенку, нуждается в психологической помощи и поддержке;

    — увеличение числа бездетных семей, в которых статус «семья без детей» — сознательный выбор супругов. Нередко их отложенное решение иметь детей, обусловленное задачами завершения профессионального об­разования, осуществления карьеры, трудным финансово-экономическим положением семьи или жилищными проблемами» перерастает в окончательное решение жить без детей, «ради себя», что в итоге приводит к осознанию недостаточной самореализованности и глубокому личностному кризису. Совершенно иные проблемы вынуждены решать супруги, в силу медицинских причин не имеющие возможности иметь детей — проблемы длительного и далеко не всегда эффективного лечения от бесплодия, усы­новления, воспитания приемных детей. Отметим, что развитие репродуктивной медицины в значительной степени способствует решению таких проблем;

    — наконец, тенденция, не столь явно пока еще выраженная в российском обществе, но все более и более набирающая силу, — это появление так называемых «двухкарьерных» семей, т.е. семей, где оба супруга, а не только муж, как в традиционной семье, ставят перед собой задачи профессиональной карьеры, роста и самореализации. В таких семьях особое значение приобретают характер распределении ролей и власти в семье, вопрос о лидерстве, демократизм и взаимозаменяемость, общность семейных и личностных ценностей, наличие ресурсов поддержки семьи в воспитании детей, реализации хозяйственно-бытовой функции семьи и т.д.

    Основные особенности российской семьи заключаются в том, что она, как правило, является не нуклеарной, а трехпоколенной, тяготея к традиционному типу, где материально-экономическая и психологическая зависимость членов семьи друг от друга очень велика. Причиной преобразования нуклеарной семьи в большую трехпоколенную зачастую становится необходимость совместного проживания в одной квартире, когда молодая семья оказывается финансово неспособной самостоятельно «потянуть» покупку или аренду жилья. Такое положение чревато спутанностью семейных ролей, снижением эффективности семейного функционирования, ростом конфликтности, семейной тревоги и эмоциональной напряженности. Примером неадекватного распределения ролей может служить хорошо знакомая всем ситуация с бабушкой, принявшей на себя всю полноту ролевой ответственности матери и по сути являющейся «функциональной мамой». Сама же мама выполняет в семье функцию старшей сестры ребенка. Нередко это находит отражение в таком симптоме, как называние ребенком матери и отца по именам вместо конвенциональных «мама» и «папа», приводит к искажению формирования привязанности в детском возрасте, конкуренции и конфликтности в подростковом.

    Опыт семейного консультирования позволяет выделить следующие психологические особенности российских семей [7, 30, 33]:

    — высокая степень материальной, психологической, эмоциональной зависимости членов семьи друг от друга;

    — спутанность семейных ролей, их недостаточная дифференцированность и согласованность;

    — дистанцированность и низкая эмоциональная включенность мужа в жизнь семьи;

    — борьба за власть между поколениями вследствие совместного проживания и неясности границ семейной системы.

    Наряду с объективно существующими тенденциями в развитии семьи, отражающими необходимость пересмотра роли женщины в современном обществе, учета ее вклада в совокупную общественную практику, демографических изменений и прогрессивного развития культурных норм и ценностей в отношении личности и общения, существует мифологизация семьи и процессов ее развития. «Мифы» о семье, стойкие в общественном сознании, искажают и неадекватно интерпретируют происходящие изменения в семье как социокультурном институте, приводят к ее обесцениванию и в силу этого представляют известную помеху для создания и функционирования гармоничной семьи. Наиболее распространенными, обусловленными временной дестабилизацией семьи являются мифы о «крушении семьи как социального института», о «вырождении настоящих мужчин» [24] и о «маскулинизации женщин».

    «Семья изжила себя как социальный институт» — миф о крушении семьи основан на фактах постепенной передачи семьей своих функций другим социальным институтам и возрастающей эффективности реализации семейных функций каждым из супругов в отдельности, независимо друг от друга. Действительно, хозяйственно-бытовая функция теперь может с успехом осуществляться самостоятельно каждым из супругов, воспитательная реализуется матерями (реже отцами) с помощью системы общественного воспитания, а если повезет, то и с реальным участием прародителей; исчезло табу на свободные сексуальные отношения, и супруг или супруга перестают быть единственным сексуальным партнером друг для друга; духовное общение реализуется в кругу коллег по профессии и единомышленников, и даже репродуктивная функция может быть с успехом реализована без участия супруга путем искусственного зачатия или привлечения «матери»-донора. Кажется, нет ни одной функции семьи, которая не могла бы реализоваться вне супружеского союза, с другими партнерами. Печальная статистика разводов, увеличение числа людей зрелого возраста, не вступающих в брак, дают основания сторонникам теории крушения семьи строить мрачные прогнозы об исчезновении семьи как социального института. В противовес семье предлагаются другие формы отношений между партнерами — так называемый «свободный союз» — гражданский брак или вариант «воскресного папы». Однако за последние годы наметился явный, безусловно положительный сдвиг в пользу выбора семьи как формы партнерского союза, оптимальной для обеспечения необходимых условий личностного роста и саморазвития. Ценность семьи, ее рейтинг определенно растет.

    Два других мифа питаются из одного источника, тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга. «Настоящие мужчина перевелись», — утверждают представительницы прекрасной половины человечества. «Женщины уже больше не женщины, это скорее мужчины в юбках — ни нежности, ни терпимости, ни заботы», — не остаются в долгу представители сильного пола. Укрепляет это расхожее мнение новый образ моды — unisex в одежде, прическе, поведении, образе жизни, привычках и пристрастиях, принципиально не делающий различий между мужчинами и женщинами, юношами и девушками. Причиной рождения мифов о стирании граней между представителями полов является неадекватное противопоставление маскулинности и фемининности, вплоть до их прямой противоположности. В действительности же «чисто фемининных» или «чисто маскулинных» типов личности не существует. Личность андроганна, в различных пропорциях она сочетает фемининные и маскулинные качества. Современная женщина, расширяя границы традиционно отведенного ей социального пространства и утверждая себя в новых социальных ролях, заставляет общество пересмот­реть прежнюю систему представлений о ее «предназначении и уделе».

    В.Н. Дружинин [13] считает наиболее ярким проявлением краха нормальной семьи — т.е. семьи, в которой ответственность за ее благополучие несет отец (муж), — утрату мужчинами социальных и экономических возможностей обеспечивать семью, реализуя всю полноту ответственности, и воспитывать детей. Проблема отцовства, продолжающаяся практика отчуждения отца от воспитания детей, требует своего немедленного и кардинального решения. Вместе с тем было бы неверно ассоциировать эти действительно тревожные тенденции с крахом семьи как социального института.

    Мифы об упадке и крушений семьи отражают неспособность определенных слоев общества увидеть за негативными внешними симптомами изменения жизни семьи собственно происходящие изменения — формирование качественно новых отношений в рамках института семьи, обусловленных изменением места и роли женщины в производстве и обществе, отношений, основанных на уважении права каждого из супругов на индивидуацию и полную личностную самореализацию в профессиональной и общественной жизни. Развитие семьи переживает на данном историческом этапе кризис, разрешение которого обусловит рождение нового типа семьи — с новой функционально-иерархической структурой и качественно иными отношениями между супругами [32].

    Современная семья в различных вариантах своей жизнедеятельности обнаруживает негативную симптоматику кризиса, послужившую основанием для создания мифа о «крахе» семьи. Примерами таких «отклонений» в функционировании семьи, не выходящих тем не менее за пределы социальной «нормы» ее существования как социального института, могут служить следующие наблюдаемые явления. В достаточно большом числе случаев семейного бюджета как такового не существует, супруги осуществляют свои расходы врозь, каждый соответственно собственным доходам. Общего «семейного кошелька» нет, хотя финансовая помощь более обеспеченного супруга менее обеспеченному практикуется точно так же, как и целевое выделение денег на воспитание ребенка. Еще один пример — «отложенное» на неопределенное время родительство или семья без детей, где важнейшая семейная функция оказывается невостребованной. Наконец, примером «нестандартной» модели семьи, отвергающей важнейшую семейную функцию— сексуально-эротическую, может быть так называемая «открытая» семья, т.е. семья с неопределенными, размытыми границами семейной системы, где отсутствует запрет на внебрачные сексуальные связи и есть признанные супругами любовники и любовницы. Очевидно, что в этом случае супружеская измена носит ординарный характер, и потому внебрачные связи изменой в семье не считаются и не являются ни причиной для развода, ни даже поводом для семейных конфликтов. Развитие репродуктологии позволяет супругам в отдельности успешно решать и другую традиционно важную функцию семьи — функцию продолжения рода.

    Вышесказанное подводит к выводу о том, что если из функций семьи «вычесть» все перечисленные, то основу ее жизнедеятельности составят функция эмоциональной поддержки и принятия, а также функции воспитания детей, конечно при условии их наличия в семье. Именно эти две функции и определят, по всей вероятности, специфику семьи ближайшего будущего.

    1.3 Психологические факторы семейного благополучия, стадии и кризисные периоды брака.

    Системный подход к семье является наиболее авторитетным в современной психологии семьи. В рамках парадигмы системного подхода семья рассматривается как открытая самоорганизующаяся социальная система, находящаяся в постоянном взаимообмене с окружающей средой. Функционирование семьи подчиняется двум основным взаимодополняющим законам — закону гомеостаза (направленности на сохранение постоянства и стабильности) и закону развития. Закон развития означает, что семья, как и любая система, может быть охарактеризована в историческом аспекте в терминах генезиса, развития и ликвидации (прекращения существования). Поэтому можно говорить о жизненном цикле семьи и определенной периодичности и последовательности стадий ее трансформации от возникновения до прекращения жизнедеятельности. Термин «цикл развития семьи» был впервые использован Э. Дювалль и Р. Хиллом в 1948 г. Рассмотрение динамики развития семьи основывалось на идее Э. Эриксона о специфичности задач, решаемых личностью на каждом этапе развития семьи [34]. Каждой стадии ее жизненного цикла соответствуют специфические задачи развития.

    Жизненный цикл развития семьи определяется объективными событиями (рождение, смерть) и осуществляется в контексте возрастных изменений всех членов семьи. Возрастно-психологические изменения, касающиеся личности каждого члена семьи, коренным образом преобразуют жизнь последней: изменяются система потребностей и мотивов личности, способы ее поведения и деятельности, социальный статус членов семьи, а следовательно, стиль общения и характер функционирования семьи в целом.

    Обзор существующих периодизаций жизненного цикла семьи позволяет заключить, что все они основаны на критерии изменения места детей в семейной структуре и реализации супругами воспитательной функции. Э.К. Васильева выделяет пять стадий жизненного цикла семьи, на каждой из которых решаются свои специфические задачи ее развития [5]. Первая — возникновение семьи до рождения первого ребенка; вторая — рождение и воспитание детей — завершается началом трудовой деятельности хотя бы одного ребенка. Третья стадия связана с окончанием выполнения семьей воспитательной функции от начала трудовой деятельности хотя бы одного ребенка до момента, пока на попечении родителей не останется ни одного из детей. На четвертой стадии взрослые дети проживают вместе с родителями и хотя бы один из них не имеет собственной семьи. Наконец, на завершающей, пятой стадий супруги живут одни или с детьми, имеющими собственные семьи. Р. Нойберт выделяет этапы жизни вдвоем; после рождения детей, их воспитания; воспитания детей старшего школьного возраста; отделения детей от родителей и воспитания внуков. В периодизации В. Баркаи мы видим аналогичную последовательность стадий: семья без детей; семья с детьми раннего возраста; семья с детьми, посещающими детский сад; семья с детьми школьного возраста; семья, в которой дети приобрели частичную самостоятельность; наконец, семья, которую оставили дети. В периодизации Хилла стадию монады сменяют стадии вступления в брак, рождения ребенка, проживания с ребенком до подро­сткового возраста, стадия «вылета птенцов из гнезда», стадия смерти одного из супругов и вновь стадия монады. Несколько в меньшей степени значение воспитательной функции семьи находит свое отражение в периодизации М. Эриксона, где жизненный цикл семьи составляют периоды ухаживания, брачного поведения, рождения ребенка и взаимодействия с ним, зрелого брака, отлучения детей от родителей, пенсии и старости.

    Рассмотрим жизненный цикл семьи, в основе которого лежит периодизация, предложенная Б. Картер и М. Макголдрик [Carter, McGoldrick, 1988].

    Критериями данной периодизации являются следующие характеристики семьи:

    1. жизненные цели;

    2. задачи, реализуемые для достижения этих целей;

    3. состав;

    4. переходы с одной стадии на другую в соответствии с новыми жизненными установками семейной системы.

    Последний критерий, является не чем иным, как нормативным кризисом семьи, поскольку переход на новую, стадию в первую очередь требует перестройки всей семейной системы. Существуют два сценария развития семьи на каждой из стадий жизненного цикла: сценарий благополучия, предполагающий успешное разрешение супругами стоящих перед ними задач, и сценарий неблагополучия, деструктивного развития семьи, вызванного ее неспособностью разрешить эти задачи. Между этими двумя крайними вариантами — континуум индивидуальных траекторий развития семьи, определяющих степень ее гармоничности и эффективности функцирнирования. Решение задач каждой последующей стадии определяется успешностью решения задач стадии предыдущей при наличии между ними преемственности и взаимосвязи.

    Жизненный цикл семьи включает шесть стадий: добрачный период, заключение брака и образование новой семейной пары, семья с маленькими детьми, семья с детьми подросткового возраста, период приобретения детьми взрослого статуса и их отделения («птенцы покидают родное гнездо»), период жизни после отделения детей. Даже простое перечисление стадий жизненного цикла семьи убедительно свидетельствует о том, что важнейшей стержневой функцией современной семьи признается функция родительства и воспитания детей. Стаж супружества не определяет стадию жизненного цикла семьи. Переход семьи на качественно новую стадию своего развития определяется решением задач рождения и воспитания детей. Рассмотрим каждую из перечисленных стадий более подробно.

    Стадия 1. Добрачный период (молодой взрослый вне брачного союза), или «время монады».

    Цель: достижение эмоциональной и экономической самостоятельности личности, принятие ответственности за себя и свою судьбу.

    — эмоциональная дифференциация Я от семьи родителей, автономиза-ция личности, приобретение независимости;

    — развитие интимности межличностных отношений (по Э. Эриксону), способности любить и быть любимым в межличностных отношениях с про­тивоположным полом, поиск брачного партнера;

    — становление Я личности через приобретение профессии и достижение экономической независимости.

    Развитие и функционирование будущей семьи в значительной мере определяется успешностью решения указанных задач. Если задачи не решены, они откладываются и их решение переносится на последующие этапы развития семьи, что, несомненно, чревато низкой эффективностью функционирования вновь созданной семьи.

    Стадия 2. Заключение брака, образование новой семейной пары, или «время диады».

    Цель: формирование новой семейной системы на основе заключения брака.

    — выработка и согласование общих семейных ценностей и семейного уклада;

    — решение вопросов главенства и установление лидерства;

    — распределение ролей, принятие ответственности супругов за их выполнение;

    — определение финансово-экономического статуса семьи, организация семейного бюджета, решение территориальной проблемы семьи (пробле­мы проживания);

    — организация досуга;

    — брачно-семейная адаптация супругов как приспособление к жизни в семье;

    — формирование семейного самосознания «Мы», выработка общей позиции в отношении будущего семьи, планирование основных жизненных целей;

    — установление отношений с расширенной семьей (родителями и родст­венниками каждого из супругов).

    От успешности решения задач формирования новой семейной системы существенным образом зависят жизнестойкость семьи и ее будущее. На смену осознанию отношения «Я и Ты» приходит осознание нового качества отношений — «Мы». Завершение «медового месяца» знаменует собой начало перестройки прежних отношений близости и интенсивности переживания чувства любви и обращение к решению всего спектра задач данной стадии. Именно тогда молодая семья особенно сенситивна к воздействию стрессоров. Нередко браки распадаются, что свидетельствует как о сложности задач данной стадии жизненного цикла семьи, так и о недостаточной психологической готовности молодых супругов к их решению, обусловленной низкой эффективностью решения задач предшествующей стадии, в частности сохра­нением эмоциональной, поведенческой, ценностной зависимости от родителей, отсутствием экономического самостоятельности молодой семьи и т.д. Серьезным моментом инициации молодых супругов к готовности к супру­жеской жизни является решение ими задачи установления новой системы отношений с расширенной семьей на основе автономии от семей прародителей. Особенностью российской семьи является то, что начало семейной жизни молодых супругов зачастую происходит на территории одной из родительских семей и сопровождается приходом в родительскую семью нового члена. Позиционирование членов расширенной семьи осуществляется в координатах «свой — чужой», что порождает опасность группового давления расширенной семьи на «чужака», его не «равнозначного» положения в семье. Эту ситуацию хорошо отражает значение слова «примак» в русской разговорной речи, обозначающего мужа как нового члена семьи. Примак — супруг, «принятый» в расширенную семью и в силу своего положения не обладающий полнотой и эквивалентностью прав в отличие от «коренных» членов семьи.

    Брачная адаптация рассматривается как процесс постепенного приспособления супругов к совместной жизни на основе позитивных чувств симпатии, любви, дружбы и уважения друг к другу. Брачная адаптация включает:

    — адаптацию к новым брачно-семейным ролям и согласованной ролевой деятельности;

    — адаптацию к потребностям, жизненным ценностям, интересам и стилю жизни супруга;

    — адаптацию к индивидуально-типологическим особенностям, характеру и личностным качествам партнера;

    — адаптацию к профессиональной деятельности партнера;

    — сексуальную адаптацию партнеров [29].

    Стадия 3. Семья с маленькими детьми (до подросткового возраста).

    Цель: начало реализации функции воспитания детей, расширение семейной системы с включением в нее новых членов.

    — изменение структурно-функционального строения семьи с формированием супружеской и родительско-детской подсистем;

    — формирование родительской позиции матери и отца;

    — адаптация семейной системы к включению детей;

    — выработка стратегии, тактики и методов воспитания, их реализация;

    — установление новых отношений с расширенной семьей с включением для прародителей ролей бабушек и дедушек.

    Ряд авторов подразделяет указанную стадию жизненного цикла семьи на стадии семьи с детьми младенческого возраста, с детьми дошкольного возраста, с детьми школьного возраста [5, 8]. Такое дробление не лишено оснований, поскольку возраст детей определяет конкретные задачи воспитания и формы детско-родительских отношений, а тем самым и возможности каждого из супругов сохранять свои прежние роли в профессиональной и социальной сферах деятельности.

    Рождение ребенка создает серьезный кризис в семейной системе, делает ее особенно уязвимой и неустойчивой перед воздействием различных стрессоров. К. Витакер писал о том, что все трудности семейной жизни отступают на второй план, когда семья сталкивается с проблемами ожидания ребенка, беременностью, родами и уходом за младенцем [6]. Согласно С. Минухину, рождение ребенка влечет за собой сложную реорганизацию семьи, связанную с появлением ее новой подструктуры, что подчас ставит под угрозу существование самой семьи [22]. Возникает объективная необходимость пересмотра прежнего распределения ролей и обязанностей в семье, изменяются также возможности сохранения рекреационных видов активности и общения вне пределов семьи. Как правило, жена отдает приоритет родительской и семейной ролям, отказываясь от прежнего образа жизни и активности в профессиональной деятельности. Муж, напротив, становится более активным в работе, поскольку именно он принимает на себя всю полноту ответственности за материальное благополучие семьи. Например, семья с детьми младенческого возраста, нуждающимися в особом уходе и воспитании, достаточно жестко ограничивает возможности матери, обычно принимающей на себя роль непосредственного воспитателя младенца, сохранять прежние образ жизни и социальные роли.

    Подчеркнем, что рождение детей приводит к необходимости коренным образом ревизовать и перестроить прежнюю семейную систему. Отношения между супругами реализуются теперь в двух планах: в плане собственно супружеских отношений — между мужем и женой — и в плане родительских отношений — между отцом и матерью, воспитывающими ребенка. Координация этих двух планов отношений составляет особую, далеко непростую задачу. Функция родительства и воспитания детей определяет характер изменения супружеских отношений на данной стадии по сравнению с предшествующей. Особую значимость приобретает вопрос о том, когда и в какой форме будет происходить возвращение жены к профессиональной деятельности, как и между кем, будет осуществлено перераспределение функций воспитания ребенка. Например, на стадии воспитания младенца супруг обычно является единственным источником материальных средств существования семьи, монополизирует функцию «кормильца». А на стадии воспитания детей дошкольного возраста, т.е. с момента возвращения супруги к активной производственной деятельности, возникает необходимость пересмотра распределения между супругами домашних обязанностей и ответственности за воспитание ребенка. Успешное совмещение супругами двух важнейших сфер жизнедеятельности — семейной и профессиональной — одна из центральных проблем данной стадии развития семьи.

    Формирование детско-родительской подсистемы отношений кардинально перестраивает и усложняет жизнедеятельность семьи. Хотя указанные планы отношений — собственно супружеские и родительские — в значительной мере переплетены и взаимообусловлены, нередко можно наблюдать их противоречивость в вопросе о степени удовлетворенности супругов качеством этих отношений. Например, высокая степень субъективной удовлетворенности супругов характером собственно супружеских отношений может сочетаться с конфликтностью, отсутствием взаимопонимания и расхождением во взглядах на воспитание детей и меру участия в нем каждого из родителей, т.е. в отноше­ниях между супругами как отцом и матерью общего ребенка (детей). И напротив, супружеские отношения на грани разрыва вполне совместимы с полным взаимопониманием и единством взглядов на ценности, цели и методы воспитания детей.

    Принципиально важную особенность данной стадии жизненного цикла семьи составляет переход супругов к началу реализации родительской функции. Формирование родительской позиции — процесс во многих отношениях переломный, кризисный для обоих родителей, в значительной мере предопределяющий судьбу развития детей в семье, характер детско-родительских отношений и развитие личности самого родителя. Родительская и воспитательная роль принципиально отличается от супружеской тем, что при формировании супружеского союза оба партнера вольны прекратить супружеские отношения и расторгнуть брак, в то время как родитель — «пожизненно» выполняемая личностью роль и отменить ее невозможно. Даже в так называемых «отказных» случаях, когда родители отказываются от своего права и обязанности воспитывать ребенка, оставляя его в роддоме или детском доме, мать/отец сохраняют ответственность за свой нравственный выбор, оставаясь родителями, пусть даже только биологическими.

    Можно выделить ряд характерных для молодой семьи тенденций, возникающих после рождения ребенка: осуществляется традиционализация семьи, предполагающая усиление фактора полового диморфизма и сосредоточение женщины на семейных ролях; наблюдается относительное возрастание, ригидности ролевой структуры семьи; происходит резкое и кардинальное изменение образа жизни, в частности сокращение времени досуга, общения с друзьями, интенсификация домашнего и производственного труда, рост напряженности; повышается чувство ответственности и зачастую тревоги за будущее семьи и благополучие ребенка; сокращается время общения супругов, возникают проблемы сексуального характера и нередко переживание утраты чувства любви. В тех случаях, когда отец оказывается отстранен от ухода за младенцем и воспитательных функций, он испытывает чувство ревности и зависти к ребенку, к отношениям эмоциональной близости его с матерью. Такие переживания крайне деструктивно сказываются на супружеских отношениях и формировании отцовской позиции. Появляется угроза ее искажения.

    Еще один важный план отношений в семейной системе, возникающий после рождения детей, — это отношения нуклеарной семьи с прародителями, определяющие новое ролевое пространство отношений в рамках расширенной семьи. В указанном ролевом пространстве происходит перестройка отношений между прародителями и супругами—родителями ребенка на основе признания их нового возрастного и ролевого статуса. Старшее поколение принимает и осваивает новые семейные роли — бабушек и дедушек, чьими важными функциями являются: воспитание внуков; сохранение семейной истории и традиций, обеспечивающее преемственность поколений; функция арбитров в семейных конфликтах и спорах; функция хранителей семейной мудрости; оказание помощи в решении проблемных ситуаций и кризисов, с которыми сталкивается семья. Актуальной становится задача перестройки прежних отношений в рамках расширенной семьи. Именно на этой стадии резко возрастает вероятность повышения сплоченности расширенной семьи, оптимизации эмоциональных отношений и развития содержательного сотрудничества между старшим и средним поколениями.

    Итак, рождение ребенка влечет за собой следующие важнейшие изменения в жизни семьи и личностном развитии каждого из супругов:

    — развитие идентичности супругов на основе принятия ролей матери и отца;

    — изменение ролевой структуры семьи, включая перераспределение функций и появление новых родительских ролей;

    — изменение ролевых отношений за пределами семьи — в сферах про­фессиональной, дружеских отношений и увлечений;

    — изменение системы отношений в расширенной семье на основе принятия старшим поколением ролей бабушек и дедушек.

    Стадия 4. Семья с детьми подросткового возраста.

    Основная психологическая характеристика семьи на данной стадии жизненного цикла — совпадение или значительное пересечение кризисных возрастных стадий каждого поколения семейной системы. Старшее поколение прародителей сталкивается с необходимостью прекращения активной производственной и социальной деятельности и перестройки образа жизни в связи с возникновением проблем утраты физических сил и возможностей. Среднее поколение супругов-родителей вступает в кризис середины жизни, требующий переосмысления жизненного пути и подведения итогов. Наконец, младшее поколение — подростки — заявляет права на признание их нового статуса — статуса взрослого, что с необходимостью приводит к перестройке системы родительско-детских отношений. Пересечение трех возрастных кризисов — пожилого возраста, середины жизни и подросткового, — переживаемых тремя поколениями расширенной семьи, каждый из которых характеризуется своими уникальными задачами развития, создает особую уязвимость семейной системы на данной стадии жизненного цикла. Именно на этой стадии констатируются максимальная тревожность членов семьи, переживание чувства утраты безопасности, незащищенность.

    Целы развитие семейной системы с учетом растущей независимости де­тей и включение заботы о старшем поколении (прародителях).

    — пересмотр системы детско-родительских отношений в направлении признания права подростков на взрослость и предоставление им необходи­мой и возможной степени независимости и самостоятельности;

    — забота о старшем поколении семьи (прародителях);

    — изменение «весовой категории» поколений, принятие поколением су­пругов полной меры ответственности за благополучие расширенной семьи и изменение характера отношений между старшей и средней генерацией: признание старшим поколением роли лидера за средним поколением;

    — решение задач возрастного развития, перефокусирование личности на преодоление кризиса середины жизни, успешное разрешение задач личност­ного развития и самоактуализации, профессионального и карьерного роста.

    Данная стадия жизненного цикла семьи, как уже говорилось, характеризуется высокой степенью тревоги. Специфическими для супружеских отношений становятся переживания утраты любви, разочарование, «обесценивание» партнера и снижение чувства субъективной удовлетворенности браком. Супружеские измены, нередкие на этой стадии, отражают стремление супругов пересмотреть итоги жизненного пути и найти новые возможности самореализации через поиск другого партнера, с которым связываются новые жизненные цели и новые возможности личностного роста, установление эмоционально-близких отношений, свободных от прежнего груза ошибок, чувства вины и горечи переживаний. Как правило, поиск другого партнера отражает не столько разочарование в старом, сколько негативное переосмысление жизненных итогов и попытку «начать жизнь с чистого листа». Неадекватность подобного разрешения кризиса середины жизни обусловлена личностной незрелостью и неспособностью к конструктивному разрешению возрастных задач развития на основе мобилизации ресурсов прежней семейной системы. Безусловно, достаточно часто этот кризис, диктующий необходимость определения личностью новых жизненных целей, приоритетов и ценностей, лишь обнажает и обостряет давно назревшие противоречия семейной системы, обнаруживая ее дисгармоничный и деструктогенный характер, приводит к естественному завершению функционирования семьи, ее ликвидации в плане прекращения супружеских отношений. Однако даже в этом случае сохраняются детско-родительские отношения, и распавшаяся семья по-прежнему реализует функцию воспитания детей.

    Стадия 5. Период отделения детей, приобретающих взрослый статус (семья со взрослыми детьми).

    На этой стадии жизненного цикла семьи существует значительное разнообразие форм отношений родителей со взрослыми детьми. Дети могут проживать вместе с родителями, не имея собственной семьи, что особенно характерно для российского общества в отличие от западного, где завершение школьного образования является достаточным поводом для фактического отделения молодого взрослого от семьи, отделения как минимум территориального, а в значительном ряде случаев — и финансово-экономического. Взрослые дети могут проживать отдельно от родителей — если уезжают на учебу в другой город или снимают жилье, стремясь к долгожданной самостоятельности и автономии и утверждая свой взрослый статус. Они могут состоять в браке или оставаться холостыми, незамужними. Отличительной особенностью данной стадии жизненного цикла семьи являются прекращение выполнения супругами функции воспитания детей и сохранение ими профессиональной и социальной активности.

    Цель: формирование гибкой семейной системы с открытыми границами.

    Задачи:

    — реконструкция семейной системы как диады;

    — формирование новой системы отношений между родителями и детьми по типу «взрослый—взрослый»;

    — включение в семейную систему новых членов (жены сына или мужа дочери, внуков);

    — освоение новых семейных ролей — бабушки и дедушки;

    — повышенная забота о старшем поколении, принятие недееспособности и возможной смерти родителей.

    Данная стадия жизненного цикла семьи характеризуется завершением выполнения воспитательной функции, отделением взрослых детей и необхо­димостью новой перестройки семейной системы, где на первый план вновь спустя много лет выступают собственно супружеские отношения. Перед супругами, как и в начале жизненного цикла, возникает задача построения отношений в рамках диады. Доминирование родительского плана отношений на протяжении предшествующих стадий при отделении взрослых детей нередко приводит к возникновению чувства утраты смысла жизни, обесцениванию семьи и охлаждению супружеских отношений (утрачена общая цель — воспитание детей). Деструктивным выходом из кризиса, обусловлен­ного отделением взрослых детей, становятся попытки вторжения родителей в семью взрослых детей с претензиями на главенство и неформальное лидерство, или по меньшей мере стремление стать «незаменимым» членом образовавшейся новой семьи, узурпировав, например, роль воспитателя детей. Хрестоматийным примером такой стратегии поведения является поведение бабушки, реализующей в семье детей авторитарно-директивный стиль управления и, по сути, провоцирующей ее деструкцию и распад [14]. Противоположным сценарием развития семьи, обеспечивающим гармонизацию семейной системы, является строительство супружеских отношений по форме «узнавания» — познания партнера с новых сторон, с преимуществом жизненного опыта, обретенной мудрости и терпимости. Супруги как бы заново открывают друг друга и строят супружеские отношения с учетом новых личностных качеств супруга, пережитых радостей и поражений семейной жизни. Случается, однако, что они с удивлением обнаруживают рядом с собой другого (почти незнакомого!) человека, и тогда дальнейшая судьба семьи складывается в зависимости от желания и готовности супругов строить новые отношения. Рождение внуков в семье детей открывает им иные ролевые возможности для реализации воспитательной функции, но теперь уже в качестве бабушки и дедушки.

    Стадия 6. Семья после отделения детей (стадия пожилого возраста и старости).

    Специфику последней, шестой стадии жизненного цикла семьи определяет вхождение супругов (либо одного из них, если разница в возрасте до­статочно велика) в завершающий период онтогенетического развития — период старения и старости. Возрастные задачи развития в этот период опосредуют задачи развития семейной системы в целом. Выход на пенсию приводит к коренной перестройке всех жизненных устремлений личности. В.Д. Шапиро указывает на три основные группы потребностей и соответствующие им ценностные ориентации пожилых людей:

    1. социальные потребности (в значимой деятельности, содержательном досуге, спокойном отдыхе, хороших материальных и бытовых условиях);

    2. социально-психологические потребности (в межличностном общении, уважении, независимости, внимательном и заботливом отношении окружающих);

    3. потребность в сохранении здоровья [31].

    Приоритетными интересами для пожилых людей являются благополучие и успехи их детей и внуков, близких людей. Особенность супружеской жизни пожилых пар состоит в изменении сексуальных отношений с учетом климактерических нарушений у женщины и мужчины.

    Цель: перестройка системы отношений поколений в рамках расширенной семьи с учетом реалий возрастных изменений.

    — сохранение прежних индивидуальных интересов, видов активности и форм взаимодействия и функционирования в супружеских парах вопреки физиологическому старению и утрате физических сил и возможностей;

    — изучение новых возможностей выполнения социальных и семейных ролей (бабушки и дедушки);

    — поддержка центральной роли среднего поколения;

    — приобретение мудрости и опыта старости в разумном функционировании;

    — переживание утраты супруга, близких людей, друзей, ровесников;

    — построение модели жизнедеятельности после утраты супруга;

    — «пересмотр» итогов жизни, принятие неизбежности собственной смерти, решение проблемы личностной интеграции перед угрозой распада.

    В отличие от предшествующих стадий жизненного цикла семьи необходимость изменения ее ролевой структуры определяется неравномерностью процессов старения супругов и утраты их прежних возможностей. Большое значение имеет также фактор прекращения профессиональной деятельности, влияющий на распределение ролей «кормильца» и «хозяйки (хозяина) дома» между супругами. Женщины гораздо успешнее и быстрее адаптируются к положению пенсионера. Они обычно сохраняют в семье свой прежний статус «хозяйки дома — домоправительницы», ответственной за бюджет семьи, организатора ее досуга. Роль мужа в семье достаточно часто ограничивается ролью «кормильца»: В случае прекращения трудовой деятельности он утрачивает эту роль и нередко даже ощущает свою невостребованность в семье, поскольку в связи с выходом на пенсию вклад каждого из супругов в семейный бюджет уравнивается. В значительном числе случаев в семье происходит «тихая бархатная революция», результатом которой является переход всей полноты власти к жене. К сожалению, такой вариант развития событий обедняет и схематизирует супружеские отношения, замыкая их в пределах рутинной обыденности ценностей повседневного бытового функционирования, нарушаемого лишь просмотром сериалов «мыльных опер», переживания и чувства героев которых компенсируют пожилым супругам заурядность их собственной жизни, уводят из мира реальности в мир грез и иллюзий. Противоположный путь развития семейной системы связан с поиском новых значимых и доступных сфер самореализации, с уважением выбранных партнером целей, помощью и поддержкой партнера в их достижении. Еще один вариант перестройки ролевой структуры семьи связан с резким ухудшением здоровья одного из супругов и концентрацией усилий семьи в направлении решения главной задачи — сохранения жизни, здоровья и создания удовлетворительного качества жизни больного супруга.

    Особенно важную роль на этой стадии жизненного цикла семьи начинает играть ее среднее поколение, от которого зависят эмоциональная поддержка и уход за больными и нуждающимися в помощи пожилыми родителями. Обнаружено, что дочери значительно чаще помогают своим престарелым родителям, чем сыновья [18]. Помощь включает покупку продуктов, уборку, приготовление еды, уход за больными прародителями. Достаточно часто дочери бывают вынуждены изменить место работы для разрешения проблем ухода за тяжелобольными родственниками. Так же, как это происходило после рождения детей, женщина, отвечая социальным ожиданиям, разрешает ценностный выбор в пользу заботы о недееспособных членах расширенной семьи, реализация которого, однако, зависит от ее участия в трудовой деятельности, наличия детей и их возраста, собственного возраста женщины и ее здоровья. Интересен тот факт, что женщины, имеющие детей, оказываются более толерантны к ролевой напряженности и перегрузкам, сопровождающим выполнение ими многообразных семейных ролей.

    В.А. Альперович выделяет три типа отношений между пожилыми супругами: «сосуществователи», «партнеры», «влюбленные друзья». Указанные типы отношений различаются по эмоциональной близости и взаимопониманию партнеров, распределению прав и обязанностей, общности деятельности, интересов и ценностей, эмоциональной включенности в семейные отношения [1].

    Еще одна проблема, специфическая для данной стадии, — это вдовство и формирование новой модели жизнедеятельности после утраты супруга. Выделяют несколько наиболее типичных моделей, выбор и реализация каждой из которых регулируются большим числом факторов, и важнейшие среди них — возраст одинокого супруга, мера его включенности в различные виды социальной активности, круг интересов и общения, характер пе­реживания утраты супруга и эмоциональный статус, состояние здоровья, личностные особенности, специфические виды копинга (совладающего поведения). Можно назвать следующие типичные модели нового образа жизнедеятельности:

    — «жизнь в прошлом», уход в воспоминания и идеализация прошлого, потеря смысла жизни и отказ от будущего, сознательное одиночество;

    — «жизнь как ожидание смерти», подготовка к «воссоединению» с супругом, ожидание завершения жизненного пути, уход в религию или поиск философского обоснования завершения жизненного цикла;

    — доминирующий эгоцентризм, полная концентрация на собственном здоровье, благополучии, удовлетворении собственных потребностей и ин­тересов; ведущий тип деятельности — забота о себе и самообслуживание;

    — интеграция как упрочение связей с семьей детей, поиск новых семейных ролей, реализация себя в роли бабушки (дедушки); ведущий тип деятельности — заботам членах расширенной семьи;

    — самореализация в профессиональной или общественной деятельности;

    — повторный брак, создание новой семейной системы.

    Конструктивными моделями, как можно видеть, являются лишь три последние. Повторный брак — достаточно редкое явление в нашем обществе, особенно для женщин, которые значительно чаще, мужчин оказываются в положении вдов. Наиболее типичен для них вариант интеграции с семьей детей.

    Переход со стадии на стадию жизненного цикла семьи представляет собой нормативные кризисы в развитии семейной системы, т.е. кризисы, переживаемые каждой семьей, содержание которых — в разрешении противоречий между новыми задачами, встающими перед семьей, и характером взаимодействия и общения между членами семьи. П. Босс называет трудности, испытываемые большинством семей в момент изменения их функций и структуры, нормативными стрессорами. И было видно, что каждый переход ставит перед семьей новые цели и задачи и требует структурно-функциональной перестройки, включая изменение в иерархии функций семьи, решение вопроса о главенстве и лидерстве и распределение ролей. Успешность разрешения кризисов перехода обеспечивает эффективное функционирование семьи и ее гармоничное развитие.

    С. Кратохвил выделяет «стандартное» время наступления таких кризи­сов в зависимости от стажа брака: в интервалах 3—7 и 17—25 лет стажа. Кризис 3—7 лет продолжается около года. Он проявляется в утрате романтических настроений, снижении (утрате) взаимопонимания, росте конфликтов, эмоциональной напряженности, чувстве неудовлетворенности браком, супружеских изменах. Кризис 17—25 лет выражен не столь ярко, но более продолжителен (до нескольких лет). Его симптомы — нарастание эмоциональной неустойчивости, возникновение чувства одиночества, свя­занного с уходом взрослых детей из семьи, переживание старения. Если принять во внимание, что рождение ребенка происходит в семье примерно на 3—4-м году брака, то нетрудно увидеть, что хронологический интервал 3—7 лет брака увязан со стадией семьи с маленькими детьми (младенческо­го и раннего возраста), т.е. с периодом наиболее жесткой перестройки се­мейной системы — началом родительства, вынужденным отчуждением мо­лодой матери от профессиональной и учебной деятельности, ограничением супругов в привычном образе жизни, общении, досуге, снижением (как правило) уровня материального благосостояния семьи [19]. Таким образом, эти повторяющиеся кризисы семьи обусловлены изменениями ее функций и структуры.

    Второй «стандартный» временной интервал наступления кризиса охватывает период «семья с детьми-подростками», об особой уязвимости которого мы уже говорили выше, и период отделения взрослых детей, связанный с завершением выполнения функции их воспитания. Таким образом, наиболее яркие проявления кризисов в жизненном цикле семьи связаны с началом осуществления супругами функции родительегва и воспитания детей и с ее прекращением.

    Наряду с нормативными кризисами можно говорить и о ненормативных кризисах семьи, вызванных такими событиями, как развод, супружеская измена, изменение состава семьи, не связанное с рождением ребенка, усыновление приемных детей, невозможность совместного проживания супругов в силу различных причин, подростковая беременность, финансовые трудности и т.д. Стрессоры, вызывающие ненормативные кризисы семьи, разделяют на сверхсильные и хронические.

    К сверхсильным стрессорам относят: смерть одного из супругов, родителя или ребенка; супружескую измену; резкое и кардинальное изменение в социальной ситуации развития семьи (изменение социального статуса, материального положения семьи); тяжелое хроническое заболевание кого-то из ее членов.

    Длительные стрессоры действуют по принципу «капля камень точит» и включают такие факторы, как неблагоприятные жилищные и материальные условия; высокая эмоциональная напряженность и значительные хронические нагрузки в профессиональной деятельности; бытовые нагрузки; нарушение межличностной коммуникации и длительно сохраняющаяся конфликтность как в супружеской, так и в детско-родительской подсистемах.

    Значительной стрессогенностью характеризуются также факторы резкого изменения стереотипа жизни семьи и суммирования трудностей (эффект «последней капли»).

    Способность семьи противостоять стрессогенным факторам определяется ее сплоченностью и наличием внутренних и внешних ресурсов противодействия стрессу. Возникновение неожиданного кризисного события приводит к дисбалансу семейной системы и требует адаптации к новой реальности. Психологическим механизмом такой адаптации, согласно Дж. Сандлеру, является отказ от достижения прежнего идеального образа семьи и замена его новым идеалом, приближенным к реальности. Процесс индивидуации семьи выступает как условие ее нормального развития [5], устремленного в будущее и препятствующего «застреванию» и регрессии к ранее существовавшим идеальным состояниям.

    Критерием периодизации жизненного цикла развития семьи могут стать ключевые события — моменты взаимодействия членов семьи, образующие семейный сюжет. Каждое из таких событий характеризуется своими целями, особыми формами и конфликтом. Выделяются следующие фазы семейного сюжета:

    1. детство и период становления;

    2. отделение и уход из родительской семьи взрослых детей;

    3. выбор партнера, ухаживание;

    4. образование новой супружеской пары;

    5. установление родительства и развитие отношений «отцов» и «детей»;

    6. завершение, смерть родственников.

    Несколько иной подход к анализу развития семьи связан с понятием семейной карьеры (X. Фелдман, М. Фелдман). Карьера понимается как совокупность ролей индивида, направленных на самореализацию в значимых сферах жизни — в семье, профессиональной деятельности, увлечениях. Авторы выделяют два типа карьер — внутрисемейные и внесемейные. К внутрисемейным карьерам относятся карьера сексуального опыта, карьера супружества, родительская карьера и карьера отношений родителей и взрослых детей. Периодизация развития семьи с точки зрения карьерного подхода должна рассматриваться как развитие и пересечение указанных выше карьер каждого члена семьи, создающих уникальную и неповторимую и в то же время обладающую известной периодичностью картину развития семьи.

    1.4. Особенности психологических отношений между супругами и их исследование

    Межличностная коммуникация в семье отвечает задачам обмена информацией, согласования усилий и выполнения ролей в совместной деятельности, установления и развития межличностных отношений, познания партнера и самопознания [2, 21, 26]. Особенностью межличностной коммуникации в семье является высокая эмоциональная насыщенность и интенсивность общения.

    Структура коммуникативного акта включает следующие звенья:

    — возникновение потребности и мотивов общения;

    — определение задач коммуникации (информационно-познавательная, задачи воздействия на поведение и деятельность партнера, подтверждения или изменения характера межличностных отношений, предоставления обратной связи партнеру о его личностных характеристиках и своем отношении к нему, получения обратной связи от партнера о себе и его отношении к себе);

    — передача информации, включая выбор определенного содержания (что хочу сказать) и выбор способа кодирования (как хочу сказать) с учетом задач коммуникации;

    — получение информации партнером, включая процессы декодирования содержания, реконструкции намерений и мотивов партнера по коммуникации;

    — анализ полученной информации и принятие решения о содержании цветного акта коммуникации;

    — передача информации, включая выбор определенного содержания (что хочу сказать) и выбор способа кодирования (как хочу сказать) с учетом задач коммуникации и т.д.[20]

    Процесс межличностной коммуникации опосредуется системой образов, выполняющих важную регулирующую и ориентирующую функцию. Указанная система включает образы: «Я», «Другой моими глазами», «Я глазами другого», «Наши отношения», «Наши отношения для другого» и «Наши отношения для меня глазами другого». Эмоциональная насыщенность указанных образов приводит к перегрузке коммуникационного канала и иозрастанйю вероятности нарушений межличностной коммуникации в случае искажения или недостаточной адекватности хотя бы одного из них.

    В работах Л.А. Петровской, Г.М. Андреевой, Э.Г. Эйдемиллера, К. Вацчавика, В. Сатир, К. Роджерса, Т. Гордона выделены условия эффективного межличностного общения в семье, включающие как общие принципы организации успешной коммуникации, так и специфические нормы и правила, устанавливаемые применительно к семье:

    — открытость коммуникации;

    — высокая активность коммуникации, обеспечивающая интенсивное обсуждение значимых для членов семьи проблем. Регламент семейной жизни должен предусматривать специальное время и создание ритуалов для возможности такого обсуждения — вечернее совместное чаепитие, разговор с детьми перед сном и т.д.;

    — необходимая степень самораскрытия в процессе общения, конгруэнтность общения;

    — согласованность представлений о семейном укладе, общность семейных, ценностей, адекватность семейного самосознания, согласованная целостность системы «Мы»;

    — точность невербальной коммуникации, непротиворечивость вербальных и невербальных сообщений;

    — сенситивность к высказываниям партнера, использование техники активного слушания («Ты-сообщений») с обратной связью;

    — безоценочность и эмпатическое принятие партнера как условие позитивного развития эмоциональных отношений в семье, создания атмосферы психологической безопасности и гармонизации образа Я партнера;

    — проявление любви, взаимной эмпатии и поддержки, уважения партнера, что особенно важно в кризисных периодах жизненного цикла семьи и при возникновении стрессовых, фрустрирующих и проблемных ситуаций;

    — формирование семейного языка — определенных» согласованных и легко узнаваемых семейных символов, традиций, норм. Семейный словарь включает особые имена, прозвища, символы значимых событий (годовщины знакомства, первого свидания, объяснения и пр.), шутки, остроты, дразнилки, «приколы», семейные рассказы. Существует согласованный язык взглядов, мимики, жестов, поз. Семейные реликвии — предметы, связанные с определенными «знаковыми» событиями семьи, — также выполняют важную функцию стабилизации семейного общения, взаимодействия и формирования семейного самосознания, задающего нормативность жизни семьи.

    Нарушения межличностного общения — одна из наиболее актуальных проблем семейного функционирования. Можно выделить следующие виды нарушений межличностной коммуникации в семье:

    1. противоречивость вербальной и невербальной коммуникации;

    2. возникновение коммуникационных барьеров;

    3. манипулирование партнером в процессе коммуникации, злоупотребление управлением коммуникацией [4];

    4. нарушение и искажение передачи чувств [28];

    5. «отклоненная» коммуникация;

    6. парадоксальная коммуникация;

    7. «замаскированная» коммуникация — мистификация (Р. Лэнг);

    8. борьба за коммуникационный канал.

    Трудности в общении часто возникают из-за низкой коммуникативной компетентности супругов и использования ими высказываний типа коммуникационных барьеров, затрудняющих процесс эффективного общения. Типы неэффективных высказываний включают: приказания, прямое инструктирование; предостережения, угрозы; нотации, морализаторство; советы и разъяснения; логическую аргументацию; прямую негативную оценку; высмеивание, навешивание ярлыков; похвалу; интерпретацию поведения, постановку диагноза; расследование, допрос; утешение, успокаивание; отвлечение внимания, уход от проблемы [12]. Причинами нарушения межличностного общения в семье также выступают перегруженность информационного канала и требование учета системы опосредующих образов, неадекватность самих опосредующих образов, личностные особенности супругов:

    Если трудности общения приобретают хронический характер, возникает так называемая «коммуникационная проблема» [33], связанная с существованием актуальной потребности одного из членов семьи в помощи или содействии партнера и неадекватностью способа передачи информации. Э.Г. Эйдемиллер выделяет три этапа развития коммуникационной проблемы: информационно-дефицитный, этап замещающе-искаженного коммуницирования и поведенчески-коммуникационный. В супружеских отношениях достаточно часто дефицитной информацией, т.е. информацией, передача которой оказывается затруднена, является просьба о подтверждении любви, обращение за эмоциональной поддержкой и сопереживанием. Например, муж испытывает потребность в выражении любви, поддержки со стороны жены, однако обращение с подобной просьбой не согласуется с его представлениями о маскулинности и о себе как сильной личности. На первом, информационно-дефицитном этапе реальная коммуникация заменяется воображаемой, частично невербальной — поведение мужа представляет собой молчание, «сверлящий» и умоляющий взгляд вслед уходящей жене, мысленные призывы. На следующем этапе происходит замещение и искажение информации, поскольку непосредственное выражение супругом своих потребностей диссонирует с его ожиданиями и предписанным сценарием ролевого поведения («когда приходится быть сильным, а хочется быть слабым. »). Например, муж, вместо того чтобы сказать: «Побудь со мной, мне не хватает твоего внимания, и вообще я сегодня устал и чувствую себя жалким», говорит. «Что-то я плохо себя чувствую. » Жена, бросая все, мчится в аптеку и, возвращаясь, обнаруживает «тяжелобольного», почти умирающего полчаса назад мужа развалившимся в кресле перед телевизором. Скандал. Наконец, на поведенческом этапе начинается манипулирование партнером с целью заставить его делать то, что желает носитель «дефицитной информации». В нашем случае муж использует любые средства для того, чтобы заставить жену все время проводить дома рядом с ним (упреки, использование мнения родственников в целях давления и пр.). Отношения катастрофически ухудшаются, наблюдается потеря взаимного доверия, эскалация конфликта. Исходная потребность так и не удовлетворена, более того, шансов на эмоциональную поддержку и взаимопонимание уже почти не осталось.

    «Отклоненная» коммуникация представляет собой односторонний процесс, в котором один из партнеров, по сути, занимает позицию изоляции и молчаливого отказа от коммуникации. Внешне такая коммуникация выступает как монолог вместо диалога, в общении партнеров отсутствует зрительный контакт. Блестящей иллюстрацией отклоненной коммуникации может стать картина совместного ужина, изображенного на картине В. Ван Гога «Едоки картофеля». Вечер, крестьяне собрались за столом за скудным ужином. Казалось бы, совместная трапеза объединяет, едоки вроде глядят друг на друга, однако продолжение линии взора легко обнаруживает, что на самом деле ни один из них не смотрит на сотрапезника, взгляд каждого из них устремлен в никуда — коммуникация разорвана!

    Парадоксальная коммуникация представляет собой передачу по коммуникационному каналу одновременно двух взаимоисключающих сообщенний, каждое из которых должно быть воспринято партнером как истинное; [33]. Противоречивое сообщение подкрепляется еще и запретом его замечать или комментировать. Например, супруг, вернувшись домой, застает заплаканную жену и встревожено спрашивает: «Что случилось?». Следует ответ со слезами на глазах: «Все в порядке, меня все хорошо!»

    «Замаскированная» коммуникация, или мистификация, часто используется супругами в условиях актуального или хронического семейного конфликта и представляет собой маскирование и затушевывание противоречий и конфликтов в отношениях с целью сохранить статус-кво, не объективировать конфликтную ситуацию. Мистификация состоит в том, что один член семьи отвергает адекватную интерпретацию семейной ситуации своих чувств и переживаний, предлагаемую партнером.

    Борьба за коммуникационный канал выступает, как попытка одного из членов семьи установить безусловное доминирование и главенство над партнером в форме стремления сохранить за собой «последнее слово», подтвердить первенство и создать ощущение, что именно ему принадлежит право на решение всех семейных проблем независимо от их ранга. В основе подобного нарушения межличностной коммуникации лежит неразрешенная проблема главенства в семье.

    Межличностное общение в семье является ключевым моментом в ее жизнедеятельности, определяет эффективность ее функционирования и pecурсы роста и развития. Наиболее перспективным направлением работы с дисгармоничной семьей признается оптимизация внутрисемейного общения.

    Семейное информационное пространство неоднородно как с точки зрения его содержания, так и открытости для всех членов семьи. «Семейные тайны», или «скелеты в шкафу», включают информацию о криминальных и этически ненормативных поступках членов семьи, «неестественных» смертях, трагических событиях, психических заболеваниях и других «позорных» болезнях; супружеских изменах; некоторых мотивах и обстоятельствах заключения брака; конфликтах супругов, актах насилия в семье и пр. Доступ к такой семейной информации наиболее ограничен для детей. Информация о многих событиях семейной жизни и истории оказывается для них закрытой или табуированной до достижения ими определенного возраста. Например, под запретом оказывается интимная жизнь родителей, события, которые могут нанести ущерб репутации родителей и других членов семьи [27].

    Распределение ролей и характер общения определяют формы взаимодействия и сотрудничества в семье. С.В. Ковалев [16] предлагает следующую классификацию типов взаимодействия в семье:

    — сотрудничество — гибкое распределение ролей в зависимости от стадии жизненного цикла семьи, конкретной ситуации, индивидуальных особенностей членов семьи; взаимная поддержка и взаимопомощь, высокий уровень эмпатии, готовность вместе решать конфликтные ситуации;

    — паритетные отношения — союз, основанный на взаимной выгоде и равных правах партнеров. По сравнению с сотрудничеством паритетные отношения характеризуются более низкой степенью эмпатии и взаимопо­мощи. При разрешении конфликтных ситуаций каждый партнер стремится к личной выгоде, игнорируя интересы семьи как целого. Вместе с тем есть готовность искать компромиссное решение, понимание преимуществ сотрудничества с партнером;

    — соревнование — явно выраженное стремление к первенству на фоне сохранения доброжелательности к партнеру. В семье сочетаются, с одной стороны, кооперация на основе решения общих задач, интересов, эмоциональная поддержка, эмпатия, с другой — стремление утвердить свое превосходство в чем-либо — в профессиональной деятельности, карьере, претензиях на любовь и уважение детей. Однако самоутверждение осуществляется не за счет унижения партнера, а достижения реального превосходства;

    — конкуренция — желание обойти и «подавить» партнера любыми средствами. Превосходство над ним рассматривается как единственный вариант самоутверждения. Отношения супругов окрашены завистью, ревностью к успехам друг друга, ожесточением в борьбе за лидерство и единоличное главенство. Однако и при ярко выраженной конкуренции центростремительные силы обеспечивают сохранение семьи за счет общих задач, интересов и эмоциональной привязанности;

    — антагонизм — дисфункциональность и дисгармоничность семьи, несовместимость, противоречивость интересов ее членов, хронический всеобъемлющий конфликт, переходящий в кризис, искажение или утрата эмоциональной привязанности. Как правило, антагонизм интересов и отношений супругов приводит к распаду семьи [25].

    Т.М. Мишина [23] дополняет приведенную классификацию, выделяя такие виды амбивалентных супружеских отношений, характеризующих дисфункциональную семью, как соперничество, псевдосотрудничество и изоляция. Соперничество отличается частыми открытыми столкновениями супругов, обусловленными несогласованностью семейных ролей и низким уровнем эффективности функционирования семьи; отношения супругов амбивалентны, враждебность соседствует с доброжелательностью. Псевдосотрудничество супругов выглядит как вполне благополучные отношения, забота о партнере нередко преподносится в гипертрофированном варианте. Однако реальной помощи и эмоциональной взаимной поддержки в такой семье нет. Изоляция предполагает дистантные отношения супругов, в которых внешняя согласованность действий сочетается с эмоциональной разобщенностью.

    Выводы 1 глава

    Таким образом, можно сделать следующие выводы. Изучению проблем семейных взаимоотношений в нашей стране и за рубежом уделялось достаточно большое внимание. Существуют различные точки зрения на определение основных понятий семейной психологии. Отечественными и зарубежными исследователями было проведено ряд попыток обобщения и классификации факторов, влияющих на качество семейных взаимоотношений.

    В данной главе рассмотрены направления изучения семейных отношений. Рассмотрена эволюция семейных отношений на рубеже ХХ-ХХI вв. Описаны психологические факторы семейного благополучия, стадии и кризисные периоды брака. Были выявлены особенности семейных конфликтов, конфликтного поведения в семье, особенности ролевых ожиданий в браке. Также были рассмотрены особенности психологических отношений между супругами и их исследование.

    Глава 2. Эмпирическое исследование психологических отношений между супругами с разным уровнем удовлетворенности браком.

    2.1. Цель, гипотеза и задачи исследования

    Исследование проводилось с января по апрель 2007 года. Было исследовано 30 супружеских пар. Возрастной диапазон — 20-29 лет. Экспериментальная группа состояла из 60 человек.

    Гипотеза. удовлетворенность браком зависит от особенности поведения в конфликтной ситуации, супружеской совместимости и распределения ролей в семье.

    Задача исследования :

    1. Исследовать конфликтное поведение супругов, супружескую совместимость, распределение ролей в семье и удовлетворенность браком.

    2.2. Методика исследования

    1. Тест – опросник  удовлетворенности браком (В. В. Столин, Г. П. Бутенко, Т. Л. Романова, факультет психологии МГУ) предназначен для экспресс – диагностики степени удовлетворенности – неудовлетворенности, а также согласования – рассогласования удовлетворенности браком в конкретной супружеской паре.

    2. Методика исследования предрасположенности супругов к конфликтности американского социального психолога К. Н. Томаса (1973), адаптированная Н. В. Гришиной. Используется для того, чтобы определить предрасположенность супругов к конфликтности.

    3. Тест на личностную совместимость (психологический уровень супружеской совместимости) – это исследование распределения психологической нагрузки, выработки оптимальных способов общения, понимания спонтанных проявлений партнера и адекватное реагирование на них ( Ю. Е.Алешина).

    4. Методика «Распределение ролей в семье» (Ю.Е.Алешина, Л.Я.Гозман, Е.М.Дубовская) определяет степень реализации мужем и женой той или иной роли: ответственного за материальное обеспечение семьи, хозяина (хозяйки) дома, ответственного за воспитание детей, организатора семейной субкультуры, развлечений, сексуального партнера, психотерапевта.

    Статистические методы обработки данных:

    ­ Критерий U — Манна-Уитни.

    Описание методик

    1. Тест-опросник удовлетворенности браком (ОУБ), разработанный В.В.Столиным, Т.Л.Романовой, Г. П. Бутенко, предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности-неудовлетворенности браком, а также степени согласования-рассогласования удовлетворенности браком у той или иной социальной группы.

    Опросник представляет собой одномерную шкалу, состоящую из 24 утверждений, относящимся к различным сферам: восприятия себя и партнера, мнения, оценки, установки и т.д. Каждому утверждению соответствуют три варианта ответа: а) верно, б) трудно сказать, в) неверно.

    2. Методика «Самооценка направленности контакта» (По К. Томасу).

    Эта методика позволяет определить стратегию поведения в конфликтной ситуации.

    1. Соперничество.

    2. Сотрудничество.

    3. Избегание.

    4. Приспособление.

    5. Компромисс.

    3. Тест на личностную совместимость (психологический уровень супружеской совместимости) – это исследование распределения психологической нагрузки, выработки оптимальных способов общения, понимания спонтанных проявлений партнера и адекватное реагирование на них ( Ю. Е.Алешина).

    С помощью опросника определяются следующие уровни личностной совместимости супругов.

    3. Вы – гармоничная пара. Но между вами неизбежны выяснения отношений из-за различий в характерах

    4. У вас возможны определенные трудности во взаимоотношениях, но они легко преодолимы

    5. Трудности преодолимы, но лишь со временем

    6. Трудности могут принять затяжной характер

    7. Вы – разные люди, но умеете быстро приходить к согласию

    8. Вы – трудная пара, но внушает надежду ваша взаимодополняемость во взглядах и интересах

    9. Вы – трудная пара

    4. Методика «Распределение ролей в семье» (Ю.Е. Алешина, Л.Я. Гозман, Е.М. Дубовская) определяет степень реализации мужем и женой той или иной роли: ответственного за материальное обеспечение семьи, хозяина (хозяйки) дома, ответственного за воспитание детей, организатора семейной субкультуры, развлечений, сексуального партнера, психотерапевта.

    2. Эмоциональный климат в семье («психотерапевтическая» функция).

    3. Материальное обеспечение семьи.

    4. Организация развлечений.

    5. Роль «хозяина», «хозяйки».

    6. Сексуальный партнер.

    7. Организация семейной субкультуры.

    2.3. Результаты исследования

    Полученные эмпирические данные были подвергнуты математической обработке с помощью статистической программы SPSS.

    Для выявления особенностей общения супругов с разным уровнем удовлетворенности браком была использована процедура кластерного анализа, основанная на исследованиях взаимосвязи между параметрами.

    Преобразование первичных статистик при кластеризации супругов происходило методом k-means. В результате чего были выделены 3 кластера (типа) лиц, с разным уровнем удовлетворенности браком.

    Таблица 1

    Достоверность различий между 1 типом супругов (низкий уровень удовлетворенности браком) и 2 типом супругов (высокий уровень удовлетворенности браком) по опроснику удовлетворенности браком (В.В. Столин, Т.Л. Романова, Г.П. Бутенко)

    Источник: http://lib.rosdiplom.ru/library/prosmotr.aspx?id=498554

    Еще по теме:

    • Ярина для лечения акне Контрацептивы при акне Акне от гормонального дисбаланса является наиболее распространенной причиной. Если косметические средства, лекарства, сбалансированное питание и исключение аллергена не принесли желаемого результата, значит, нужно записаться к эндокринологу. Высыпания могут появиться из-за избытка половых гормонов. Если причина […]
    • Япония псориаз Лечение псориаза в санатории К одной из наиболее распространённых проблем дерматологии, требующей комплексного подхода и достаточно сложного лечения, можно отнести такое заболевание, как псориаз. Этот недуг особенно трудно лечить в связи с недостаточностью данных о его патогенезе, поэтому единой схемы лечения не существует и по […]
    • Японская софора лечение псориаза Софора японская от псориаза Псориаз относят к дерматологическим заболеваниям, причину которой до сих пор не установили. Характеризуется она тем, что над поверхностью кожи появляются возвышения розово-красного цвета с чешуйками, которые шелушаться. Те, кто страдает от этой болезни, находятся в постоянном поиске лекарственного средства. […]
    • Янтарная кислота и псориаз Янтарная кислота - вещество природного происхождения, представляет собой белый или бесцветный кристаллический порошок, по вкусу напоминающий лимонную кислоту, растворимый в воде, спирте, эфире. Получают янтарную кислоту в результате переработки натурального янтаря, обнаружена она также в растениях и животных организмах. Посмотрим, как […]
    • Японец с угрем Ролл Дракон с угрем В загадочной восточной культуре дракон издавна считается не только мифическим существом, о котором слагают легенды, но и символом могучей и божественной силы. Удивительно, но эти существа, оказывается, могут различаться по национальности! Отличительной чертой японского дракона является точное количество «пальцев» на […]
    • Ямб от лишая Чем лечить лишай у человека: список мазей Лишай – это дерматологическое заболевание инфекционного характера, которое характеризуется поражениями кожных покровов и появлением узелковых образований. Возбудителем заболевания является грибковая инфекция или вирус. Заражение может произойти при посещении общественных мест или тесном контакте […]
    • Янтарная кислота акне Янтарная кислота Состав В состав таблеток Янтарная кислота Мосбиофарм входят 100 мг янтарной кислоты, а также картофельный крахмал, сахар, кальция стеарат, тальк, аэросил. В таблетках, выпускаемых компанией «Элит-фарм», содержатся 150 мг янтарной и 10 мг аскорбиновой кислоты. Форма выпуска Добавка выпускается в таблетках 0,1 и […]
    • Ям-1 мазь от лишая Чем лечить лишай у человека: список мазей Лишай – это дерматологическое заболевание инфекционного характера, которое характеризуется поражениями кожных покровов и появлением узелковых образований. Возбудителем заболевания является грибковая инфекция или вирус. Заражение может произойти при посещении общественных мест или тесном контакте […]